Четверг, 28 Июн 2012
Из архива

Коллапс пчелинной семьи

Хочу рассказать об одной из болезней, которая сейчас считается одной из предвестников гибели пчел. О так называемом коллапсе пчелиных семей.

Началось все в Соединенных Штатах Америки. Там в результате этой болезни погибло более 40% всех пчел. Оттуда болезнь проникла в Европу и другие страны. Это официальное распространение. А как на самом деле было, никто не знает. Не знают даже причины этой болезни. Возможно, что болезнь это была и раньше просто она протекала в латентной форме, а сейчас обострилась.

Основные симптомы болезни

  • Полный слет пчел из своего жилища и отсутствие мертвых пчел.
  • Наличие открытого расплода. Пчелы обычно не отказываются от такого расплода, и всегда остаются хоть немного пчел для его выращивания.
  • Наличие продовольственных магазинов с медом и пыльцой.

Признаки начала болезни

  • Недостаточно рабочих пчел для поддержания расплода, который присутствует
  • Матка есть, однако, практически все пчелы молодые. Полное отсутствие взрослых пчел в колонии (улье), без отсутствия большого количества мертвых пчел внутри или вокруг колонии.
  • Пчелы не желают потреблять корма, такие как сахарный сироп и белковые добавки.
  • Повальная вялость пчел
  • Заметное несвойственное уменьшение силы семьи.

Антон Сенюта провел свой эксперимент. Как он утверждает, причина этой болезни азиатская разновидность ноземы. Ниже описаны его слова.

“КПС – коллапс пчелиных семей – это неправильное название неизвестной болезни. «Коллапс» в переводе означает «падение», и мы принимаем этот термин, имея ввиду реальную угрозу общего упадка пчеловодной отрасли во многих странах мира, а также памятуя о симптомах болезни – во время облета пчелы падают перед ульями, трепеща крыльями, они не могут подняться в воздух и быстро теряются в траве.

Я предлагаю ВСЕМ И КАЖДОМУ, кто столкнулся с проблемой массовой гибели пчелосемей и пытается найти первопричину данной трагедии, ПРОВЕСТИ ПРОСТОЙ ОПЫТ. В этом опыте Вам придется пожертвовать ради установления истины одним или несколькими роями пчел среднерусского экотипа.

Логика опыта и сам опыт чрезвычайно просты. Предположительно, причиной КПС является азиатская разновидность ноземы, к которой пчелы среднерусского экотипа, судя по всему, абсолютно не адаптированы. Если это так, то, безусловно, ВОЗБУДИТЕЛЬ БОЛЕЗНИ НАХОДИТСЯ В МЁДЕ ПОГИБШИХ С ОСЕНИ ПЧЕЛИНЫХ СЕМЕЙ.

Воспользуйтесь небольшим количеством такого меда, взятого от нескольких погибших пчелосемей. Нанесите его тонким слоем на стенки и дно роевни (или, чтобы не портить роевню, – на стенки иной емкости, которая в данном опыте заменит Вам роевню). Сделайте это заранее, чтобы мёд подсох, не был бы липким, не пачкал пчёл, то есть не вредил бы чистоте опыта. Итак «зараженная» емкость готова и теперь вам необходимо обычным порядком стряхнуть в неё внешне здоровый рой пчел от успешно перезимовавшей пчелосемьи, обвязать марлей и поставить в тень (в подвал в данном случае уносить роевню не стоит).

Ваша наблюдательность и интуиция помогут Вам точно определиться со временем выдержки роя в роевне. Необходимо дождаться, чтобы пчелы роя попробовали «на зуб» мед на дне или стенках роевни. Это должно произойти очень быстро, скорее всего, – уже в день снятия роя.

Всё! Жесткий эксперимент практически завершен! Открываем роевню и видим явно больных пчел! Если высыпать эту полуживую массу в подготовленный улей, то можно увидеть как пчелы без ориентировочного облета, поодиночке будут выходить из улья и безвозвратно разлетаться в разные стороны. Улей опустеет в считанные часы или даже – минуты.

Я призываю пчеловодов не принимать сказанное мною на веру, а непременно проверить всё на практике. От этого целиком и полностью будет зависеть наше дальнейшее отношение к КПС. От этого будут зависеть все наши выводы и будущие действия. Опыт становится наукой лишь тогда, когда он может быть кем-то повторен. Проведите такой опыт и, если он подтвердится, то вы узнаете истинную цену исследованиям вашей ветлаборатории, поймёте чего стоят разговоры о вреде сотовой связи, верно оцените два десятка других «причин» КПС, найдёте единственно правильные пути для восстановления своих пасек.

По моему мнению, и опыту пчела карпатской породы не страдает от КПС (это не окончательное заключение, здесь нужны дополнительные наблюдения). Я считаю, что наилучшее решение для пострадавших от КПС – это НОВОЕ МЕСТО ПОД ПАСЕКУ, НОВЫЕ УЛЬИ И ИНВЕНТАРЬ, НОВАЯ ПОРОДА ПЧЕЛ ИЛИ УСТОЙЧИВЫЙ К БОЛЕЗНИ ЭКОТИП. Варианты похуже – тщательная дезинфекция пасеки, ульев, инвентаря, полное избавление от подозрительного мёда, сотов, пчелосемей и приобретение отводков на пасеках, где из зимы выходит 100% пчелосемей.

Всё сказанное – моё частное мнение….”

К сожалению, провести такой опыт у меня возможности нет, так как подобных симптомов у себя на пасеке я не наблюдал. Но у тех, у кого такое наблюдается, возможность такая есть. Далее он пишет, что такой опыт у себя был проведен, правда не специально.

“…Опыт, о котором Вы спрашиваете, не ставился специально и даже наоборот, был совершен против моей воли.

Дело в том, что несколько лет назад я уже был абсолютно уверен, что болезнь носит заразный характер, и принимал все меры к тому, чтобы не переносить болезнь от одной пчелосемьи к другой. Но пару лет назад в роевую пору мои помощники в мое отсутствие не смотря на категорический запрет использовали для поимки роя большую удобную емкость, с тонким слоем прошлогоднего меда на дне. Через день-два таким же точно образом была использована еще одна такая же емкость.

Сказать, что я был расстроен – не сказать ничего! Но также я понимал, что это и есть хороший повод проверить мои предположения. К сожалению, они подтвердились ПОЛНОСТЬЮ. Первый рой в день поимки был высыпан в улей (выглядел он при этом крайне вялым, тихим и больным) и стал разлетаться по одной пчеле, пока весь улей не опустел. Второй рой стал погибать прямо в роевне, и определять его в улей не было никакого смысла.

В обоих случаях не было сомнения, что пчелы роя пострадали от меда на дне емкости.

Добавлю к сказанному, что одноклеточный паразит нозема, попадая в организм пчел с водой и пищей, внедряется в слизистую оболочку задней части средней кишки, где и развивается стремительными темпами. Также добавлю, что нозематоз, который многие пчеловоды наблюдают в скрытой (латентной) форме, может протекать и в острой форме, с чем, возможно, мы теперь и сталкиваемся….”

Загрузка...
Загрузка...